Опыт компании. Банкротство, которое помогло торговой компании не платить по долгам.

Представляю Вашему вниманию статью, опубликованную в журнале «ФИНАНСОВЫЙ ДИРЕКТОР» № 1 (90) в январе 2010 г. в соавторстве с Олегом Василенко, директором консалтингового агентства «РЭМ КОНСАЛТИНГ».

Если по-хорошему договориться с кредиторами о реструктуризации долгов не удается, компания-должник может получить отсрочку выплат по обязательствам, инициировав собственное банкротство. Причем о потере бизнеса в таком случае речи не идет. В этом на своем опыте убедилась канцелярская компания, прошедшая через процедуру наблюдения и заключившая мировое соглашение с кредиторами.

Компания «Сигма»* с 1994 года специализируется на оптовой торговле канцелярскими и школьно-письменными товарами. В 2008 году ее руководство приняло решение о работе с сетевой розницей. Благодаря хорошей деловой репутации, войти в сети удалось без особых проблем, как в продуктовые, так и товаров для детей.

В результате у компании значительно выросла выручка, однако ощутимо увеличилась дебиторская задолженность – отсрочка платежа по поставленным в розничные сети товарам доходила до 181 дня. При этом европейские и азиатские поставщики «Сигмы» отказались пересмотреть условия поставки, сохранив отсрочки на прежнем уровне — не более 60 дней.

В кризис финансовое состояние компании серьезно ухудшилось: снижение покупательной способности населения привело к падению продаж. Рубль девальвировал, а корректировать цены на уже поставленные в сети товары было невозможно. Принятые компанией меры – оптимизация численности персонала, мотивация сотрудников на результат, сокращение расходов, возврат части дебиторской задолженности – не помогли решить проблему. Кредиторская задолженность продолжала расти, сроки оплаты по договорам с иностранными поставщиками, охранным предприятием, транспортными компаниями, аренды офисных и складских помещений не выдерживались. Сотрудников, способных добиться возврата дебиторской задолженности, у компании не оказалось. Имевшийся в штате юрисконсульт, которому поручили эту работу, на роль «переговорщика» явно не годился.
Не находя выхода их сложной ситуации, руководство «Сигмы» обратилось к консультантам, которых выбрали по рекомендации коллег.

Анализ ситуации

Задачу консультантам сформулировали просто:  остановить массированную атаку кредиторов – поставщиков канцтоваров, получить отсрочку оплаты долгов без ущерба для текущей деятельности.

Работа с консультантами началась с анализа имевшихся у компании активов: нужно было понять, есть ли шансы рассчитаться с кредиторами. Как выяснилось, значительная часть активов относилась к категории труднореализуемых – парк собственных автомобилей, складское помещение площадью около 425 кв. м. В то же время величина ликвидного актива – дебиторской задолженности со сроком погашения в течение 12 месяцев – практически полностью покрывала долги кредиторам.

Кроме того, собственники «Сигмы» намеревались сохранить позиции на рынке, речи о ликвидации бизнеса не шло. Компания, по сути, нуждалась лишь в том, чтобы оттянуть выплату долга, выиграть время на возврат дебиторской задолженности, на переговоры с банком о кредитовании под залог коммерческой недвижимости, имевшейся у «Сигмы». В итоге совместно с консультантами менеджмент «Сигмы» принимает нестандартное решение – инициировать собственное банкротство.

Банкрот по собственному желанию

С точки зрения закона (здесь и далее – закон от 27.10.02 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») ситуация была вполне корректна – компания действительно оказалась в сложном финансовом положении. В то же время инициация банкротства, не лишая компанию маневренности, давала бы сразу несколько преимуществ.

Во-первых, после рассмотрения заявки о банкротстве по решению суда вводится процедура наблюдения (ст. 27 закона № 127-ФЗ), которая обеспечит «Сигме» узаконенную отсрочку по исполнению обязательств перед кредиторами от четырех до семи, иной раз и до девяти месяцев. Во-вторых, судом проверяется обоснованность всех требований кредиторов (ст. 11, п. 6 ст. 16 закона № 127-ФЗ), что дает компании шанс избавиться от некоторых спорных претензий.
В-третьих, процедура наблюдения защищает предприятие от таких неприятностей, как приостановление операций по счетам и иных ограничений в части распоряжения имуществом (ст. 63). Наконец, возбуждение дела о несостоятельности (банкротстве), как правило, делает кредиторов более сговорчивыми, повышает шансы должника на заключение мирового соглашения и реструктуризацию задолженности, получение отсрочек, рассрочки. Даже на скидку с долга (по сути его прощение при соблюдений условий мирового соглашения) можно было бы рассчитывать, что практически невозможно в рамках гражданских отношений между коммерческими организациями в обычном хозяйственном обороте.

В конце августа 2009 года генеральный директор «Сигмы» подал в суд заявление «в связи с наличием признаков несостоятельности». По закону, если признаки банкротства только наметились, то руководитель вправе обратиться в суд. Российские компании предпочитают избегать таких обращений, чтобы не покрывать убытки кредиторов, если выяснится, что возможность удовлетворить их претензии все же была.
В случае с «Сигмой» просрочки уже возникли, а удовлетворение претензии одной из азиатских компаний-поставщиков сделало бы невозможным погашение долга перед другими кредиторами. Поэтому, как предписывает статья 9 закона № 127-ФЗ, по истечении 30 дней после возникновения просрочки «Сигма» обратилась в суд.

При подаче заявления «Сигма» самостоятельно выбрала арбитражного управляющего в одной из саморегулируемых организаций (их список можно найти, например, на сайте www.rosregistr.ru). Этот момент важен для компании, поскольку самостоятельность в выборе позволяет нивелировать риск враждебного банкротства по заказу конкурентов «заинтересованным» арбитражным управляющим.

Спустя пять дней после подачи заявления суд вынес определение о начале проверки обоснованности заявления «Сигмы» через 1,5 месяца. Все это время менеджмент компании по совету арбитражного управляющего разъяснял кредиторам, права требования у которых возникли до возбуждения дела о банкротстве, что их претензии не могут быть удовлетворены. Причина – для погашения всех обязательств денежных средств недостаточно, а удовлетворение претензии одного из кредиторов неправомерно, «так как влечет несоразмерное погашение их требований перед другими кредиторами». В общем, преодолеть этот «законодательный барьер» кредиторы не могли – закон не допускает в таких ситуациях преимущества одного кредитора перед другим (ч. 2 ст. 195 УК РФ).

Одновременно «Сигма» вела переговоры с кредиторами в попытках урегулировать возникшие проблемы. В итоге удалось добиться некоторого уменьшения стоимости услуг складского хранения (на что ранее было невозможно уговорить арендодателя), получить отсрочку платежа и дополнительную скидку на товар, ранее закупленный «Сигмой» для формирования полного ассортимента на внутреннем рынке (шредеры и прочая офисная техника). Кредиторы предпочли такой вариант возврату товара. Некоторую часть товаров со склада удалось вернуть поставщикам без каких-либо санкций и тем самым уменьшить размер долга. Попытки договориться об этом же ранее неизменно заканчивались неудачами.

Процедура наблюдения

Спустя полтора месяца в арбитражном суде прошло слушание по проверке обоснованности заявления «Сигмы». Рассмотрев доводы компании и представленные ею доказательства (отчетность, расшифровки к балансу, договоры, по которым возникла просроченная задолженность, и т.д.), суд ввел процедуру наблюдения и утвердил временного управляющего**. Тот должен был оценить финансовое положение компании-должника. Среди прочего, управляющему предстояло убедиться и в том, что со стороны канцелярской компании не было попыток преднамеренного банкротства. Такие подозрения могли бы появиться, ведь отсрочка, предоставляемая компанией своим дебиторам, втрое превышала отсрочки кредиторов.

Отчет о своей деятельности управляющий должен был представить в суд спустя пять с небольшим месяцев после слушаний.

Для оценки финансового положения «Сигмы» арбитражный управляющий направил запросы в адрес контрагентов, обслуживающих компанию банков, государственных органов (стандартный «пакет» – ФНС России, ГИБДД, Земельный комитет, ФРС, СГУП г. Москвы по продаже имущества). Получил данные управленческой отчетности от руководства должника. Итоги анализа полученной информации показали, что компания в состоянии через некоторое время рассчитаться с кредиторами, а имеющегося имущества достаточно для покрытия судебных расходов (иначе дело будет прекращено – ст. 57 закона № 127-ФЗ). Признаки фиктивного, преднамеренного банкротства отсутствуют. Все говорило о том, что в отношении «Сигмы» целесообразно было бы финансовое оздоровление как следующая процедура банкротства (а не такие жесткие меры, как внешнее управление или конкурсное производство, обычно связанные с распродажей бизнеса или имущества должника).

Нужно сказать, что в ходе процедуры наблюдения четыре кредитора заявили требования о включении их в реестр кредиторов. Суд принял соответствующее решение, рассмотрев их заявления в рамках дела о несостоятельности. Поскольку долг «Сигмы» перед ними был установлен судом, каждый из кредиторов при желании мог бы обратиться в суд с иском о признании этой компании банкротом.

Такое положение дел было бы крайне нежелательным для канцелярской компании. С ее пятнадцатилетним опытом работы на рынке и репутацией надежного делового партнера, «Сигма» не слишком опасалась ущерба имиджу, решившись на «самобанкротство». К тому же, бизнесмены нередко убеждены, что в России за одного битого двух небитых дают. Совсем другое – судебные дела, возбужденные по искам кредиторов. При таком развитии событий не только страдает репутация, но и значительно повышаются предпринимательские риски.

Грамотный кредитор может назначить «своего» временного управляющего, тем самым обеспечив себе сговорчивость должника в переговорах. Или, к примеру, не получив соответствующего уведомления по официальному юридическому адресу (что на практике случается довольно часто), «Сигма» могла бы узнать, что фактически захвачена кредиторами во главе с временным управляющим.

По предварительной оценке, за счет имущества «Сигмы» реально было бы покрыть 100 процентов долговых требований кредиторов, однако более 40 процентов тех средств, что можно было бы выручить, «съедали» ликвидационные расходы. Такой расклад не слишком устраивал кредиторов. В результате нашлось другое решение.

Договориться с кредиторами

Одно из оснований прекращения дела о банкротстве – мировое соглашение между должником и кредиторами. Заключить его можно на любой стадии процедуры, после чего производство по делу прекращается. Для «Сигмы» такой выход был бы наилучшим. Текст соглашения разработали совместно генеральный директор должника и временный управляющий. Затем провели переговоры с кредиторами и разослали соглашение им для ознакомления. После этого пришлось провести еще несколько совместных встреч, в ходе которых были достигнуты окончательные договоренности.

По условиям мирового соглашения, «Сигма» получила рассрочку исполнения своих обязательств перед кредиторами на полтора года. Должник ежеквартально по графику платежей обязался погашать 1/6 часть всех требований кредиторов. Те в свою очередь отказались от процентов, подлежащих начислению на сумму задолженности.

За три недели до даты назначенного судебного слушания временный управляющий провел собрание кредиторов, где и было подписано мировое соглашение с «Сигмой». Суд на слушании его утвердил. Производство по делу о несостоятельности было прекращено.

Сколько стоило спасение

Инициативное банкротство влечет за собой ряд издержек, которые могут оказаться существенными для компании-должника. Для «Сигмы» расходы были следующими:

– вознаграждение временному управляющему – 30 тыс. рублей в месяц плюс фиксированный процент от балансовой стоимости активов (ст. 20.6 закона № 127-ФЗ);
– вознаграждение помощника управляющего – 25 тыс. рублей в месяц;
– госпошлина за подачу заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) – 2 тыс. рублей;
– почтовые расходы на уведомления и запросы – 2 тыс. рублей;
– финансовый анализ деятельности компании (в том числе привлечение профессионального аудитора) – около 100 тыс. рублей (на практике – от 70 тыс. рублей в зависимости от вида деятельности, структуры организации, наличия филиалов и других особенностей хозяйственной деятельности).
Эти издержки, по мнению руководства «Сигмы», несопоставимы с достигнутым результатом. За прошедшие шесть с половиной месяцев компании удалось аккумулировать достаточно денег, чтобы рассчитаться с кредиторами, сократить излишний персонал, создать отдел по работе с дебиторами, передать часть долгов коллекторам, изменить условия отгрузки товаров, полностью перейдя на предварительную оплату.
* Название компании изменено для соблюдения конфиденциальности. – Прим. ред.
** Об обязанностях последнего см. статью 20.3 закона № 127-ФЗ.

 Виктор Малахов, арбитражный управляющий, член НП «СМиАУ»,

Олег Василенко, директор консалтингового агентства «РЭМ КОНСАЛТИНГ»,

«ФИНАНСОВЫЙ ДИРЕКТОР» № 1 (90) январь 2010 года

Comments are closed.